Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Бронеавтомобиль БА-20



Бронеавтомобиль БА-20

Гужевой транспорт традиционно использовался в армии для переброски артиллерийских орудий и пулеметов на боевые позиции. Но в период Гражданской войны тактика боевых действий требовала большей мобильности огневых точек. Поэтому запряженные парой лошадей небольшие повозки, на которых перевозили пулеметы и боеприпасы, начали использовать и во время стремительных наступлений конницы и пехоты, и при отступлении, для огневого прикрытия основных сил. Эффективность этой тактики во многом зависела от маневренности пулеметной тачанки. На смену двойке лошадей пришла четверка, облегченное и усиленное шасси оборудовалось турелью,позволявшей вести стрельбу прямо с повозки. Правда, такое происходило крайне редко: как правило, когда тачанка прибывала на огневую позицию, пулемет устанавливали на землю, повозку с лошадьми отгоняли в укрытие, а через некоторое время  в соответствии с логикой боя  происходила быстрая передислокация.Практика использования тачанок в боевых действиях помогла по-иному взглянуть и на бронеавтомобили, точнее на сферу их применения. Первые броневики с несовершенными шасси  маломощными и неповоротливыми  были чем-то вроде ДОТов (долговременные огневые точки) на колесах, гораздо лучше чувствующих себя в укрытии, нежели на открытом пространстве. Деление бронеавтомобилей на легкие и тяжелые в зависимости от типа машин, на базе которых они строились, сказывалось только на толщине брони и классе вооружения, но задачи они выполняли одинаковые  служили мобильными огневыми точками.

Оперативно-тактический опыт использования тачанок подсказал новые возможности применения колесной бронетехники  для разведки и связи на передовой. Традиционно эти задачи выполняли конные разъезды. Разведчикам важно было установить местонахождение неприятеля, оценить силы противника и как можно быстрее сообщить об этом в штаб. Практика показала, что на открытой местности тачанки справляются с такими задачами гораздо эффективнее: если разведчиков обнаружат и стычки с неприятелем не избежать, тачанки способны остановить преследователей пулеметным огнем. Логично было бы использовать для подобных рейдов легкие бронеавтомобили. Главным в таких машинах была именно их мобильность, а вовсе не огневая мощь. И вооружение, и бронирование служили, скорее, для самозащиты. Однако разработка легких бронеавтомобилей в СССР стала возможна лишь с началом сборки Ford-A  до этого просто не было подходящего шасси. НАМИ-1 можно не брать в расчет с учетом мизерных объемов производства этих машин.

С этим единственным доступным легковым шасси военные инженеры мудрили довольно долго. В результате свет увидели моторизованные тачанки, то есть серийные автомобили Ford-A, оборудованные станинами для крепления пулемета, и так называемые колесные танкетки  более-менее серьезно вооруженные машины с частичной или полной бронезащитой, но без вращающейся башни. Моторизованные тачанки сохраняли свои «легковые» качества  быстроходность и относительную проходимость, но были чересчур уязвимы. Колесные танкетки оказались лучше защищенными, но более тяжелыми, за счет чего потеряли в скорости, к тому же снизилась их способность преодолевать бездорожье. Тем не менее, командование не собиралось отказываться от легких броневиков. Необходимо было создать компромиссную конструкцию, в которой удалось бы сохранить все достоинства базового шасси, не пожертвовав при этом боеспособностью и защитой машины. За создание армейской бронетехники в те годы отвечал Научно-технический комитет Управления механизации и моторизации Рабоче-крестьянской Красной армии (НТК УММ РККА), сформированный в ноябре 1929 года. Коллектив НТК состоял из квалифицированных конструкторов. Один из них, А. Рожков, на рубеже двадцатых-тридцатых годов, то есть в то время, когда разрабатывались и строились различные колесные танкетки на шасси Ford-A, по своей инициативе в свободное от работы время взялся за конструирование легкого бронеавтомобиля с поворотной пулеметной башней. В июле 1930 года проект Рожкова, заявленный им в качестве подарка XVI съезду ВКП(б), был одобрен руководством НТК и запущен в работу.

К маю 1932 года, после многочисленных инженерных уточнений, «Форд-А Рожкова» попал на доработку в КБ Ижорского завода (одного из основных производителей бронетехники), где идея была переосмыслена и бронеавтомобиль, получивший обозначение ФАИ («Форд-А Ижорский»), был фактически спроектирован заново.В феврале 1933 года на Ижорском заводе собрали первый опытный броневик с поворотной башней, а в 1934 году серийное производство ФАИ освоил Выксунский завод дробильно-размольного оборудования (ДРО, город Выкса Горьковской области). Безусловно, в ФАИ воплотилось все, что можно было выжать из маломощного и неуклюжего шасси Ford-A (ГАЗ-А), однако его нельзя считать удачной боевой машиной.Максим Коломиец в своей книге «Легкие бронеавтомобили Красной армии довоенной постройки» цитирует докладную записку, направленную начальником 1-го управления УММ РККА Ольшанским начальнику УММ Халепскому 17 февраля 1935 года:«В настоящее время на вооружении механизированных частей РККА состоит и производится серийным порядком легкая бронемашина ФАИ (РБ-2) (так ФАИ именовался в армейских документах). По имеющимся в 1-м управлении УММ данным целого ряда учений, эта бронемашина, будучи перецентрована назад (башня сзади), показала ничтожную проходимость при движении даже по мягкому грунту (размягченная глина ). Бронемашина в этих условиях с трудом берет даже самый незначительный подъем, не может двигаться по глубоким колеям дороги там, где свободно проходит машина «Форд-А» и бронемашина Д-8 («безбашенный» предшественник ФАИ, колесная танкетка конструкции Дыренкова ).

Прошу Вашего распоряжения о прекращении серийного производства легкой бронемашины ФАИ и испытании для постановки серийного производства вместо нее другого образца легкой бронемашины, имеющей башню посредине». Действительно, из-за особенностей архитектуры шасси Ford-A (ГАЗ-А) превратить его в броневик можно было единственным способом  обшив броней капот и установив над салоном бронированный короб. Водителя со своего места сдвинуть было некуда, следовательно, тяжелую пулеметную башню с местом стрелка можно было разместить только вместо заднего ряда сидений, то есть в самой корме. Задняя ось оказывалась катастрофически перегруженной, 40-сильного двигателя не хватало, чтобы хоть как-то это компенсировать. Мало того, что вся затея с легким броневиком теряла смысл, поскольку он не мог выполнить свою основную задачу  служить мобильным транспортным средством на передовой и в ближнем тылу противника, он еще и превращался в отличную мишень.Однако отказываться от производства ФАИ Управление механизации и моторизации РККА не спешило. Упомянутый в записке «другой образец легкой бронемашины» был абстракцией, фантомом, не существующим в реальности. Об этом свидетельствовала резолюция Халепского на докладной записке Ольшанского: «Не получив нового лучшего типа, нельзя бросать существующего...». А получить «новый тип» было невозможно из-за отсутствия нового базового шасси.

Читайте также: