Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Гигантское ралли





Основными претендентами на победу в этом ралли считались команды Ford Motor и British Leyland Motor Corporation. Семь Ford Escort 1850GT были построены спортивным подразделением Ford, находившемся тогда в городе Борхэм. От серийной модели они сохранили разве что кузов. На них поставили двигатели рабочим объёмом 1834 см3 (с двумя верхними распределительными валами) модели Cortina. Прочность коленчатых валов была повышена путём азотирования, использовалась система смазки с «сухим картером», а 13-литровый масляный резервуар размещался в багажнике. Имея степень сжатия 9,25, эти двигатели развивали 140 л.с. при 6000 об/мин и переваривали низкооктановое топливо. На машинах были установлены пятиступенчатые коробки ZF. В подвеске использовались газонаполненные амортизаторы Bilstein, стандартные задние мосты были заменены специальными с картерами из магниевого сплава большей ёмкости и, наконец, как спереди, так и сзади ставились дисковые тормоза Girling.

При всём том даже с каркасом безопасности и защитами вес автомобиля увеличился незначительно и не превышал 900 кг! Управлять этой техникой было доверено таким известным гонщикам и штурманам, как финны Рауно Аалтонен, Тимо Мяккинен и Ханну Миккола, англичане Энтони Фолл, Роджер Кларк и Генри Лиддон, бельгиец Жильбер Стэпелер, швед Гунар Пальм и поляк Собеслав Засада. Не менее серьёзно готовилась к марафону и команда British Leyland, заявившая автомобили Austin Maxi (1485 см3), Austin 1800 (1798 см3) и Triumph 2.5PI (2498 см3). Кстати, за рулём одного из Triumph выступал победитель марафона «Лондон - Сидней» шотландец Эндрью Коуэн. Французские звёзды, такие, как Рене Трот-ман, Рене Нейрэ, Ги Веррье, Пьер Вансон, выступали на DS21 (2175 см3), которые опекал спортивный департамент Спгоёп под руководством Рене Коттона. В разряд «заводских» попадали и шесть Peugeot-504 (1796 см3), заявленных аргентинским филиалом марки SAFRAR (Sociedad Anonima Franco Argentina de Automotores). Всего же на старте насчитывалось 96 автомобилей четырёх десятков различных марок, в составе экипажей которых было 234 участника из 19 стран мира.


Любопытно, что состав экипажей тогда не ограничивался. Но здравый смысл подсказывал, что на такой дистанции лучшим вариантом будет три человека в машине и соответственно почти половина экипажей участвовала именно в таком составе. Впрочем, в одном из «Москвичей» (машина под стартовым номером 84) ехали лишь два человека, а именно Виктор Щавелев и Эммануил Лившиц. Оба с АЗЛК: первый - инженер-конструктор, а второй -водитель-испытатель. Это были опытные спортсмены, неоднократные чемпионы страны, имевшие опыт международных гонок и в том числе марафона «Лондон - Сидней». Возможно, руководитель команды Карл Сочнов рассчитывал, что они смогут побороться в абсолютном зачёте. Но не менее титулованный спортсмен, тоже финишировавший в Сиднее, Юрий Лесовский был уверен: «Да, на Ford Escort можно было вдвоём ехать. Там ведь полное обеспечение: приезжаешь - у тебя гостиница. Пару часов можно поспать, тебя покормили. А у нас что? Консервы. Знаете, сколько мы консервов съели за время гонки? У нас же всё по-другому - шесть долларов в сутки. В каких мы были условиях, ни один иностранец и половины трассы не проехал бы». Забегая вперед, скажем, что парный экипаж под номером 84 не финишировал. Остальные наши гонщики ехали по трое, причём команду в соответствии с интернационалистской установкой ЦК ДОСААФ усилили прибалтийскими спортсменами. Тем не менее во всех экипажах был представитель завода, за исключением одного - под стартовым номером 40 (в нём ехали сотрудник Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института испытатель Сергей Тенишев, инженер-механик Валентин Кислых и работник Министерства внешней торговли Валерий Широченков).

ПЕРВАЯ ТРЕТЬ ПУТИ

Протяжённость европейского этапа, проходившего по маршруту Лондон -Дувр - Булонь-сюр-Мер - Мангейм - Мюнхен - Вена - Будапешт - Белград -София - Триест - Генуя - Тулуза - По - Бургос - Саламанка - Лиссабон, составляла порядка семи с половиной тысяч километров, а на всё про всё отводилось менее семи дней. То есть с самого начала организаторы задали очень высокую среднюю скорость. И уже при пересечении Лондона и его пригородов многие участники стали жертвами... полицейских радаров (на время гонки дороги не перекрывались), в том числе и экипаж Тенишева. Основные сложности начинались в Югославии, где гонщиков ждал первый из пяти европейских скоростных участков. Там после столкновения с выехавшим на «встречку» грузовиком сошёл экипаж Escort победителя сиднейского марафона Колина Малкина. Впрочем, были и такие, кто не добрался и до контрольного пункта у проходной завода BMW (кувейтский экипаж на Fiat 2300 заблудился на автобане и вместо Мюнхена приехал в Линц). Пробитый картер КПП задержал по пути к Милану и экипаж Аалтонена. Тогда как все пять «Москвичей» прибыли на автодром Монцы вовремя. Не менее сложными были и следующие два скоростных участка в Италии и Франции, проходившие по серпантинам горных дорог. Тем не менее, несмотря на то, что в Португалии автомобиль Тенишева остался без тормозов и только благодаря самообладанию гонщика не улетел в пропасть, команда в полном составе поибыла в Лиссабон. Финишировали, как и ехали, в соответствии с командной тактикой. Показав в абсолютном зачёте результаты с 31-го по 34-й и с 42-го по 47-й. Всего же европейскую часть ралли смог завершить лишь 71 автомобиль, а ведь это была даже не треть марафонской дистанции. К этому моменту в лидеры гонки вышел французский экипаж Рене Тротманн - Жан-Пьер Анриу на Скгоёп DS21 (они опережали Ford Escort Хану Миккола и ещё один Скгоёп DS21 под управлением Ги Верье и Франсиса Мюрака). В первой дюжине автомобилей насчитывалось четыре Сйгоёп, пять заводских Ford и три Triumph.

Старт из Рио-де-Жанейро был назначен на 8 мая. Впереди было более 18 тысяч километров по странам Южной и Центральной Америки. Импровизировать на таком маршруте не приходится, и наученная опытом предыдущего марафона советская команда частично провела разведку маршрута. Но она не идет ни в какое сравнение с масштабной подготовкой команды Ford. Ещё в сентябре 1969 года, чтобы ознакомиться с местностью, экипаж Энтони Фолл - Гунар Пальм принял участие в перуанском «Ралли инков» на Ford Escort Twin Cam. Это была прекрасная возможность освоиться с высокогорьем. После этого они ещё месяц изучали маршрут от Рио-де-Жанейро до Лимы. Накануне Рождества их сменили Роджер Кларк и Генри Лиддон, «отработавшие» участки в Аргентине и Боливии. После ралли «Монте-Карло» Лиддон и Жильбер
Стэпелер за пять недель проехали от Буэнос-Айреса до Мехико. А за четыре недели до старта из Борхэма в разные страны Латинской Америки были отправлены запасные части. Кстати, в январе Пальм снова побывал там, изучив все возможные места дозаправки, пункты медицинской помощи и встретившись с местными дилерами Ford. В феврале после ралли Швеции Тимо Мяк-кинен и Ханну Миккола на 10 дней прилетели в Чили, чтобы ознакомиться с очень сложным участком Сантьяго - Лима. Тем временем Колин Малкин проехал по европейскому маршруту и встретился с товарищами по команде в Лиссабоне. Разведка на арендованном автомобиле португальского СУ и неделя на Лазурном Берегу увенчали подготовку. После этого гонщики разъехались на 15-дневные каникулы и встретились за 48 часов до старта в Борхэм.

ВООРУЖЁННОЕ НАПАДЕНИЕ

В ожидании автомобилей, плывших на пароходе из Европы, наши гонщики не теряли времени: сверяли по картам легенды, изучали информационные бюллетени, рассчитывали средние скорости и уточняли графики движения. Как записал в своём дневнике Виктор Щавелев: «В Рио мы узнали неутешительные вещи. Нас ждут участки длиной 800-1000 километров, где не встретишь ни одной бензоколонки. А там, где они есть, бензин в большинстве случаев низкосортный, не пригодный для наших машин. На трассе встречаются районы, где в радиусе 150 километров нет ни одной живой души». В итоге машины они получили буквально за полчаса до старта, и времени оставалось только на то, чтобы надеть шлемы и застегнуть ремни. Кстати, защитных комбинезонов и специальной гоночной обуви тогда не было. Рассказывает Юрий Иванович Лесовский: «У нас были обычные брюки и куртки. Шлемы нам открытые купили и перчатки, такие с дырочками, лайковые, тоненькие.
Руль-то у «Москвича», сами знаете какой...» Кстати, во многих странах Латинской Америки экипажи «Москвичей» были первыми людьми из загадочного СССР. На всём пути гонщиков встречали с живым интересом и очень дружелюбно. Но случались и казусы.

Самый драматичный из них неоднократно описывался в прессе, однако во время нашей встречи с его непосредственным участником всплыл целый ряд новых подробностей. Рассказывает Юрий Иванович Лесовский: «Представьте себе, Сан-Пауло, центральная улица. Четырёхполосное движение. Я только проснулся менять Потапчика. Открываю глаза и вижу, как люди с автоматами перекрывает нам дорогу. Останавливаемся в крайнем левом ряду. Один подбегает со стороны водителя, а другой -с моей правой стороны. Открывает дверь и бьёт мне по ребрам стволом. Ну, я не удержался, ударил... Оглядываюсь назад - ещё один с автоматом. Машина ходуном ходит - это они Лёньку пытаются вытащить, но он же пристёгнут. А полицейский стоит метрах в двадцати и смотрит. Толпа болельщиков сперва начала приближаться - хотели помочь. Но один из нападавших дал очередь, и народ попятился. Тут какой-то парнишка появился: «Американо? Инглиш?» Потапчик через стекло показал паспорт. Подействовало... Оружие опустили и исчезли».

ДО САНТЬЯГО ДОБРАЛИСЬ ТОЛЬКО 43 АВТОМОБИЛЯ

Девятого мая на пыльном 169-километровом скоростном участке несколько раз переворачивается через крышу Ford Роджера Кларка (экипаж выбывает из борьбы). Но наши «Москвичи» благополучно справились с этим и со следующим участком, покрывшимся из-за проливных дождей непроходимой грязью. Вскоре, миновав Порту Алегри, гонщики прибыли в Уругвай. Здесь 218 километров дистанции надо было пройти за полтора часа, то есть со средней скоростью 145 км/час. До этого момента лидировал Тротман, но его прессинговал Миккола. Пытаясь оторваться, француз на большой скорости вошёл в крутой поворот, не попал на узкий мостик и полностью разбил свой Сйгоёп DS21 (до Монтевидео добрались 52 экипажа).

В Аргентине дорога стала подниматься к Андам, и здесь аварию потерпел один их двух «Москвичей-427» технической поддержки. Не задержавшись на горнолыжном курорте Сан-Карлос-де-Барилоче, поредевший караван взял курс на Сантьяго. В столицу Чили прибыло только 43 автомобиля, а в классе до 1600 см3 их осталось всего девять. Выбыл из борьбы ещё один из фаворитов - перевернулся Triumph Коуэна. Таким образом, гонку возглавляет дуэт Миккола - Пальм, а на второй позиции экипаж ещё одного Escort Мяккинен - Стэпелер. Лучший результат среди советских гонщиков у экипажа Лесовский - Потапчик - Баженов. Они шестнадцатые в абсолютном зачёте и первые в классе.

У ВАС КАКИЕ-ТО ПРОБЛЕМЫ?..

Топливным партнёром марафона был бренд Castrol, но «Автоэкспорт» не успел договориться с английской компанией Burmah-Castrol и перед стартом обратился в Shell. В результате «Москвичи» могли заправляться на любой колонке этой фирмы, если, конечно, они встречались на маршруте. Но не обошлось и без посторонней помощи. Об одном таком, кстати, довольно загадочном случае нам рассказал Юрий Иванович Лесовский: «Мы с Леонтием Потапчиком регулярно менялись. На одном из этапов я прилёг на заднее сиденье, попросив напарника заправиться в ближайшем городе. А он забыл. Приехали на контрольный пункт, а бензин на нуле. Пошёл я к Castrol. Но они без наклейки Castrol не заправляют. Предложил деньги - не берут. Тут подходит паренёк небольшого роста и спрашивает по-русски: «У вас проблемы?» - «Да, - говорю, - бензин закончился. А впереди 900-километровый участок». Отошёл он, а я думаю, как выходить из сложившегося положения. Вдруг смотрю: бежит к моей машине человек, а в руках две канистры. Налил полный бак и исчез. А кто это был, я и по сей день не знаю...»

Кстати, на ночном участке, проходившем на высоте 3850 метров над уровнем моря, была задана средняя скорость более 100 км/ч. На такой высоте гонщикам приходилось меняться очень часто. И снова Юрий Иванович вспоминает: «Когда я ложился отдыхать на заднее сиденье, ноги приходилось высовывать из окно и время от времени напоминать об этом сидящему за рулём Потапчи-ку...». Следующий 458-километровый участок (на него отводилось пять часов) также проходил в горах. К этому времени начала сказываться усталость, и «Москвич» под номером 21 вылетает с трассы... Пристегнутые ремнями Александр Сафонов и Геннадий Гаркуша не пострадали, но сидевший за рулём Иван Астафьев выпал в открывшуюся дверь и получил тяжёлые травмы. Оставшийся в неполном составе экипаж по правилам выбывал из гонки, но Сафонов и Гаркуша продолжили путь в роли «технички». До Ла-Паса добрались только 39 экипажей.

ДОРОГА ИНКОВ

В Перу на 820-километровый СУ, проложенный по старинной дороге инков, давалось необычайно много времени - целых 12 часов. Но по петляющей по граниту на четырёхкилометровой высоте дороге приходилось ехать на первой-второй передачах. Насколько там было тяжело, хорошо помнит Лесовский: «Я колодки менял, а там как - колесо отвернул и всё, отдыхай. Колодку снял - отдыхай. Поменял я их, утомился, сел на заднее сиденье и задремал. А все окна открыты. Сквозь сон чувствую, что меня кто-то трогает. Открыл глаза, а вокруг никого...

Вот что значит разреженный воздух». Действительно, на этом участке уложиться в норматив было невозможно, и даже продолжавший лидировать Миккола получил на «дороге инков» 81 штрафную минуту. Неудивительно, что в таких условиях парный экипаж Щавелев - Лифшиц опоздал на контрольный пункт в Лиме, и команда осталась в минимальном составе. Экипаж «Москвича» под номером 28 занимал 14-е место в абсолюте, но нужно было беречь технику. По правилам соревнования обслужить автомобили в закрытых парках можно было только силами экипажей. Порой, как вспоминает Лесовский, приходилось идти на хитрости: «Заехали мы в парк, огороженный трёхметровой сеткой, и охрана с собаками. В нашем распоряжении было шесть часов, но у меня не оказалось двух тормозных колодок. И ещё амортизатор передний «умер». Наши механики с другой стороны забора ходят. Я к сетке подошёл, нагнулся и вроде как шнурок завязываю. Терёхин увидел, приблизился. Шепчу ему: «Амортизатор, две колодки и сальник полуоси в туалет принеси...»

ФИНИШНАЯ ПРЯМАЯ

Прежде чем 22 мая погрузиться на корабль (он мог доставить в Панаму не более 35 автомобилей), гонщикам ещё предстояло проехать через Эквадор и Колумбию. К отбытию парохода из порта Буэновентура успели всего 26 машин, причём в классе до 1600 см3 - всего шесть, из них три «Москвича-412»! Поскольку на борту остались свободные места, команда смогла захватить с собой и «Москвич-427» технической поддержки.

Из Панамы в Мехико ведёт автострада, но ралли ещё не закончилось. Мало того, его омрачила гибель старейшего французского раллиста Анри Маранга. Их с Полем Кольтеллони DS21 столкнулся с местным такси, свернувшим к бензозаправке... И ещё одну загадочную историю, случившуюся незадолго до финиша, поведал Юрий Иванович: «Узкая горная дорога. Мы на скорости входим в поворот и видим, что проезд перекрыт камнями (болельшики так делали, чтобы поближе посмотреть на машины). Выхожу, отодвигаю один камень, второй. Потапчик проезжает вперёд метров на десять. Иду за ним и... тут меня хватают за ногу. Ночь, темно... Спасло меня то, что успел я ударить свободной ногой, и чувствую -попал. Я тогда, наверное, мировой рекорд установил на стометровку... И боль почувствовал, только когда сел в машину. Утром посмотрел - синие с кровоподтёками отпечатки пяти пальцев! Тогда я не стал никому ничего говорить, только в Москве показал, когда вернулись». Технический финиш супермарафона состоялся 26 мая (то есть в день рождения Юрия Лесовского) в местечке Фортин, что в 250 км от Мехико. А на следующий день участников встречал олимпийский стадион «Ацтека» в мексиканской столице.