Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Легендарный советский гонщик





Он продолжал работать в инструментальном цехе слесарем, но заинтересовавшись автомобилями, через полгода ушёл на главный конвейер. Тогда же увлекся велосипедом и коньками. Будучи призванным в ряды Вооружённых сил, Юрий Лесовский, как и другие спортсмены-перворазрядники, по идее должен был служить в элитной дивизии внутренних войск МВД, но как сын репрессированного попал Воздушно-десантные войска, являвшиеся резервом Верховного главнокомандующего и подчинявшиеся непосредственно министру обороны СССР. Демобилизовался в 1954 году, снова вернулся на завод. Одно плохо: из-за проблем с левой ногой врачи вскоре запретили заниматься любимыми видами спорта.
И тут в судьбу Лесовского вмешался случай - на следующий год в Минске состоялось первенство Союза по шоссейно-кольцевым гонкам. О том времени Юрий Иванович вспоминает: «Автомобильных прав у меня тогда не было, только мотоциклетные. Ну какой я гонщик? Поэтому я быстро сдал на любительские права, с которыми можно было участвовать в соревнованиях, но не работать по найму, и вышел на старт. Ну а потом пошло, поехало».

ПЕРВЫЕ СЕРЬЁЗНЫЕ ГОНКИ

Первый раз Лесовский выступил на «кольце» в Минске в экипаже с Александром Павловичем Терёхи-ным. Где они сразу же заняли почётное четвёртое место на «Москвиче-402» (шли первыми, но не повезло, оборвался выпускной клапан). Потом кольцевые гонки стали ежегодными. А уже в 1957 году (снова с Терёхиным) Лесовский показал третий результат на организованном Центральным автомотоклубом ДОСААФ ралли «Москва - Рига - Москва». Это было ещё всесоюзное ралли, а одноэтапный чемпионат СССР стартовал лишь на следующий год. Тогда же состоялся и дебют Юрия Лесовского на международной арене: четыре советских экипажа на «Москвичах-407» приняли участие в легендарном ралли «Тысяча озёр». Многое тогда было в новинку. Юрий Иванович вспоминает: «В Финляндии штурманом у меня был эстонец. На скоростном участке он диктует: «1100 прямая», а дальше что-то на эстонском. А я уже раскрутил машину и вхожу в поворот. Сначала в один кювет залетел, потом в другой. Чудом удержал автомобиль, а там сосны в обхват. После этого мой эстонец около часа не мог разговаривать...» Конечно, рассчитывать на победу, имея 45-50 лошадиных сил, в борьбе с гораздо более мощными автомобилями соперников не приходилось, но уже в 1960 году в составе советской команды Лесовский становится победителем международного ралли «За мир и дружбу».

Через пару лет в составе сборной СССР Лесовский впервые выехал на греческое ралли «Акрополис», потом было «Полуночное солнце» в Швеции и, наконец, очень непростое ралли «Монте-Карло» в 1964 и 1965 годах. Советские экипажи в зачёт не попали, но сам факт, что «Москвичи» финишировали в этой непредсказуемой гонке, где дорожное покрытие иногда меняется на протяжении одного спецучаст-ка, можно было считать успехом. Не обошлось и без казусов, об одном из которых поведал Юрий Иванович: «После финиша всех участников пригласили на традиционный банкет. Мы сели за свой столик с флажком СССР. Вдруг подходит метрдотель и говорит: «Господа, вы не в смокингах, покиньте зал!» Представляете наше состояние? Мы поднялись, вернулись в гостиницу. Налили по стакану водки, выпили - и как будто не пили. Так нам было обидно, так стыдно. Вдруг распахивается дверь, и руководитель команды Александр Ипатенко говорит: «Ребята, быстро ко мне в номер». Ну, думаю, попали, выпили же (он этого страшно как не любил). А у него в номере сидит директор Автомобильного клуба Монако. Ипатенко объясняет: «Он просит всех вернуться в зал, но я сказал, что в этой ситуации не могу поручиться за моих ребят. Он готов встать на колени...» Когда мы всё же вернулись в зал, то все, кто там был, встали и зааплодировали нам».

ЗВЁЗДНЫЙ ЧАС

Тогда для наших спортсменов многое было в новинку, а зарубежные команды тщательно хранили свои фирменные секреты. В это трудно поверить, но в те годы наши гонщики не знали, что такое настоящая стенограмма. Ездили по схемам, которые выдавали организаторы. Лесовский вспоминает: «По настоящей легенде я проехал в первый раз только марафон «Лондон - Сидней» в 1968 году. Тогда под большим секретом стенограммой команды Ford с нами поделился выдающийся польский гонщик Собеслав Засада (мы десять суток вместе плыли на пароходе из Бомбея в Сидней). После этого мы поняли, что по организаторской схеме ездить просто несерьёзно. Например, помню ралли «Влтава». Там горы невысокие, но как можно в туман, не видя повороты, идти со скоростью 80-90 км/ч? А я видел, как проходили виражи экипажи на Morris Cooper. Это же надо было какие-то очки ночной видимости иметь, потому что так ехать невозможно - в пропасть улетишь моментально, ведь видишь только нос капота. А они, первая «пятёрка», шли именно в таком темпе. Потом уже с отрывами по 20-30 минут остальные. То есть, очевидно, у лидеров была чёткая легенда. Мы, естественно, приняли это к сведению, и перед началом «Лондон - Мехико» наши уже выезжали писать легенду. Правда, делали это кусками».

На марафоне «Лондон - Сидней» экипаж Юрий Лесовский - Уно Аава занял 22-е место в личном зачёте. И это несмотря на то, что как он сам признался, с автомобилем пришлось помучиться изрядно. Так, например, в горах, во Франции, вынуждены были менять сцепление, применив «ноу-хау» (то есть опрокинув машину набок на запасное колесо). Юрий Иванович вспоминает: «В деревню я спустился уже без сцепления. Никого нет, воскресенье. Вижу: старики копаются в огороде. Прошу помочь поднять машину. Под днищем раскалённый металл, а из дополнительного бака бензин капает... Примерно за полчаса мы установили английское сцепление (у старого диск в клочья разлетелся) и в итоге успели прийти на границу без опоздания. Потом я ещё редуктор в Югославии менял. Все спали в гостинце, а я после замены обкатывал автомобиль по Белграду. Чего я только ни чинил на той машине: и основание карбюратора треснуло, и генератор менял. И всё это надо было сделать так, чтобы никто не сфотографировал. Нельзя же было показывать, что «Москвич» такой ненадёжный автомобиль».

За «Лондон - Сидней» Юрий Лесовский получил звание «Мастер спорта международного класса». Но настоящая слава пришла к нему в 1970 году после марафона «Лондон - Мехико» (см. «Долгий путь из Лондона в Мехико», стр. 112), когда экипаж «Москвича-412» под номером 28 (Юрий Лесовский - Леонид Потапчик - Эдуард Баженов) финишировал 12-м в личном зачёте. И дело даже не в том, что после этой гонки Лесовскому было присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР», а завод наградил его, как и остальных спортсменов, мотоциклом «Урал» с коляской (правда, тем, кто не дошёл до финиша, за коляску пришлось доплачивать). Но имея возможность приобрести без очереди автомобиль, Лесовский продал мотоцикл и за 5124 рубля купил «Москвич-412». Кстати, ещё до того как спортсмены вернулись из Мехико, завод представил гонщиков к правительственным наградам, и соответствующие документы ушли в наградной отдел. Но, увы, по непонятным причинам заслуженные ордена и медали гонщики так и не получили.

ВСЕСОЮЗНЫЕ РЕКОРДЫ

До того момента, как на АЗЛК было создано «Спортбюро» или официально «Лаборатория спортивных испытаний», водителю-испытателю высшего восьмого разряда Юрию Лесовскому приходилось заниматься гонками в свободное от работы время. А трудился он, собственно, в бюро испытаний и доводки автомобилей ОТК. Юрий Иванович вспоминает: «Работа была серьёзная, мы же испытывали автомобили. Отдел главного конструктора был заинтересован запустить модель в производство. Рекламации приходили в отдел технического контроля. Соответственно наша лаборатория была заинтересована «сломать» как можно больше деталей. Вот мы с Лифшицем и «ломали» коробки. Испытывали их в три смены по Садовому кольцу, а на завод заезжали, чтобы заправиться и сменить «убитый» агрегат. Помню, мы тогда ухитрились «сломать» два коленчатых вала. Сутками ездили гружённые мешками с дробью (что соответствовало полной загрузке) по булыжнику. На Моло-ковском шоссе раньше булыжное покрытие было на протяжении 25 километров».
В самом конце 1972 года журнал «За Рулём» сообщил о состоявшихся на полигоне НАМИ рекордных заездах. Из короткой заметки можно понять, что неоднократные чемпионы СССР Юрий Лесовский и Николай Шевченко установили шесть всесоюзных рекордов. С двигателем рабочим объёмом 1478 см3 средняя скорость на дистанции 500 км составила 173,18 км/ч, а с мотором 1824 см3 177,82 км/ч. На дистанции в 1000 км и в шестичасовом заезде скорость составила соответственно 163,79 и 163,72 км/ч, а в классе до двух литров174,23 и 174,32 км/ч. Лесовский вспоминает, что скрывалось за этими скупыми цифрами: «Заместитель главного конструктора завода Игорь Александрович Гладилин предложил мне и инженеру Николаю Шевченко установить рекорды на «Москвиче» со стандартным кузовом.

Один двигатель сделали в классе 1500 см3, а второй в классе до двух литров. Отправились мы на Дмитровский полигон, чтобы понять, как автомобиль себя поведёт и какую скорость сможет развить. Тогда многие считали, что это авантюра. Какие, дескать, рекорды в стандартном кузове. На полигоне есть динамометрическая дорога. Разогнал я эту машину под 200 км/ч, тахометр дёрнулся, и в этот момент я каким-то чудом успел выжать сцепление - заклинило коробку передач. Повезло, чёрный след остался на дороге, но при этом не опрокинулся и в лес не улетел. Вернулись мы на завод, а на следующий день я пришёл в шесть утра и снял коробку. Промыл её, на верстак, разобрал и понял, что с ней случилось. На большой скорости образовалось масляное голодание, и шестерня, которая сидела на валу буквальном приварилась. Как не разорвало коробку, не знаю. А накануне Гладилин сказал: «Завтра утром зайдёшь ко мне». Часов в восемь прихожу к нему. Он спрашивает: «Что будем делать?» - «Да я же всё сделал, - отвечаю.Пришел пораньше, коробку снял, разобрал». Он сразу вызывает коробочников, мотористов. Инженеры говорят: «Надо другую коробку». Набрался я смелости и говорю: «Игорь Александрович, а можно взять сырой блок шестерён, не прошедший термообработку, на станке снять зубья и трогаться со второй передачи?» В результате так и сделали. Во второй раз мы уже поставили английское сцепление, чтобы пробуксовки не было, и устранили этот дефект. Кстати, когда первый рекорд на 500 км готовились устанавливать, техническая комиссия нас чуть не завернула. У нас главная передача была не гипоидная, а спиральная. Гипоидная выходит в хвостовик, грубо говоря, приближается к кардану, а поставили спиральную - хвостовик короткий, примерно 10 см не хватает длины кардана. И Гладилин принял решение сделать проставку между хвостовиком редуктора заднего моста и карданом.

Так вот, когда эту нашу самодеятельность увидели, сказали: «Не можем вас допустить. Если оторвётся кардан с этой штукой, то он в кабину полетит». А уже половина седьмого, в семь надо стартовать. Скоро солнце взойдёт. Всё же было рассчитано, там охрана, бензовоз стоит, судьи, с завода народ приехал. Батальон солдат поставили с палками, чтобы отгонять... лосей. Говорю судье всесоюзной категории Борису Фёдоровичу Коневу: «Я расписку напишу, что всю ответственность беру на себя, если кардан оторвётся». Посмотрел он на меня, говорит: «Пиши». Беру лист бумаги: «В главную судейскую коллегию...» Там ещё такая проблема была: разгар лета и самые осы. Вот и понабились эти «стебельчатобрюхие» в радиатор, и температура охлаждающей жидкости стала расти с каждым кругом. Приходилось печку на себя открывать. Ведь теплоотдача должна быть какая-то. В ходе рекордного заезда в салоне оставались лишь кресло водителя, руль и педали. Были сняты обивка и задние бамперы. Так же машина лишилась внешнего оперения для меньшего сопротивления воздуху. Стандартный бензобак заменили на 125-литровый. Вместо родных штампованных колёсных дисков были установлены магниевые».

МЕЧТАЯ О «МОНТЕ-КАРЛО»

А теперь давайте вернёмся в день нынешний. Заслуженный отдых не прельщает Юрия Ивановича Лесовского. Ну, не привык он к бездействию. Так в 2007 году в экипаже с Кириллом Кирилловым он одержал серию побед на ралли ретро-автомобилей. А в 2010 году его пригласили принять участие в 24-часовой гонке на SEAT Ibiza ST 1,4 по скоростной дороге Дмитровского полигона. Лесовский решил попробовать, выдержит он сутки или нет, и, обманув жену, поехал на полигон. Финишировал он в свой 78-й день рождения - 26 мая. В этом году, готовясь к восьмидесятилетнему юбилею, Юрий Иванович поехал на Тушинский аэродром. Очень уж ему хотелось подарок себе сделать: трёх прыжков не хватало до пятидесяти. Инструктор объяснил, что в принципе это возможно, но в Егорьевском аэроклубе, но за деньги и подготовительный курс надо пройти. Вы уже догадались, каким был ответ Юрия Ивановича: «Какие курсы? Я сам себе парашют уложу и расписку
напишу». Одно плохо - дома проговорился, и жена не пустила. Сейчас вот мечтает о «Монте-Карло». Дело в том, что весной этого года на «Олдтаймер-галерее» он увидел участвовавшую в этом историческом ралли «Волгу» ГАЗ-21. Посидел в автомобиле, посмотрел, как его подготовили, и... загорелся. И это правильно! Нам же, со своей стороны, тоже хочется, чтобы мечта знаменитого гонщика осуществилась. Ведь мы знаем: он не подведёт!