Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Печальная судьба «Охты»




Некоторое время после треумфального дебюта «Охты» в Женеве все складывалось как нельзя лучше. Во-первых, ленинградский горисполком выделил Лаборатории макетирования перспективных автомобилей НАМИ новое трехэтажное здание  просторное и на том же месте  на территории все того же завода «Автоарматура». Вскоре справили новоселье.

Во-вторых, было принято положение о ленинградской Лаборатории макетирования перспективных автомобилей, определявшее ей «в помощь» ряд предприятий и организаций: ЦНИИ топливной аппаратуры, «Автотехобслуживание», «Пластполимер», филиалы НИИ автотранспорта и химических волокон, Карбюраторно-арматурный завод, ДОСААФ и Главленавтотранс. В-третьих, как и было обещано, коллектив лаборатории получил конкретные «прикладные» задания. Вначале ленинградцы приняли участие в объявленном Минавтопромом ведомственном конкурсе на проект нового микроавтобуса для РАФ: рижане намеревались освоить производство новой модели и решили подсобрать свежих идей. Согласно техзаданию конкурса, Хайнов, Парфенов и Костевич подготовили дизайн-проект, выполнили компоновочные чертежи, изготовили макет в масштабе 1:5. В итоге проект занял второе место  победила разработка самих ра-фовцев. Но вскоре Советский Союз распался, и новая модель так и не увидела свет. Второй «прикладной» работой лаборатории стало создание прототипа новой модели легкого джипа для Луцкого автозавода  тоже на конкурсной основе.

Именно в этот период «сказка о Золушке» подошла к своей кульминации. «Часы пробили полночь», и все, что казалось атрибутами сбывшейся мечты, начало превращаться в «тыкву». Хайнов вспоминает об этом времени с горечью:«После создания «Охты», после Женевского салона, после публикаций в прессе отношение НАМИ к нашей лаборатории сильно изменилось в худшую сторону. Многие банально завидовали. Они просидели в НАМИ десяток-другой лет, а тут пришли какие-то молодые выскочки, сделали машину, ездят по «заграницам», светятся в журналах...Но это ерунда. Был более серьезный момент. Вопрос экономической эффективности.При мне А. И. Вольский, заведующий Отделом машиностроения ЦК КПСС (он был назначен нашим куратором), отчитывал директора НАМИ В. Ф. Кутенева за то, что его многочисленные сотрудники годами ничего не выдают нового и интересного, проедая зарплату, а наша лаборатория за гораздо меньшие деньги делает достойные проекты. К нам начали придираться. Нас стали заваливать отчетностью, вызовами в Москву, какими-то надуманными инвентаризациями, аттестациями. Вместо постройки прототипа нам целыми днями приходилось заниматься бумажной ерундой.

В назначенный день мы его привезли в НАМИ. Машин в этот раз было две. Наша и из Луцка. Конкурс ведь. Всем все было понятно... Борис Михайлович Фиттерман (автор первого ЛуАЗа, корифей отечественного автопрома) нас обнимал и поздравлял с победой. Зам. директора Гируцкий, взяв меня за локоть, извинялся... Многие сотрудники НАМИ, с кем уже сдружились за четыре года, говорили  ну все, вы можете выдохнуть, всем понятно, что вы всех победили.Закончилось все на следующий день. Меня просто не пустили на проходной, запланированные испытания машин были отменены, ЛуАЗ-ПРОТО затащили в кузов грузовика и отправили обратно в Ленинград.А через неделю приехала комиссия с приказом о закрытии лаборатории».Что касается судьбы «Охты»  она печальна. После роспуска лаборатории за автомобилем приглядывал Парфенов, но поскольку формально «Охта» являлась собственностью НАМИ, институтское руководство какое-то время продолжало «катать» ее по международным выставкам. Потихоньку снимать с машины лакомые детали начали еще в ходе этих переездов-перелетов. А в паузах между «гастролями» и после их окончания «Охта» просто стояла на улице  много лет, что, разумеется, тоже не способствовало ее сохранности. Ее разрушали все, кому не лень  кто ради запчастей, кто просто так.
В итоге от «Охты» остался побитый кузов с оторванной дверью, разбитыми стеклами, разодранным салоном, без мотора, без коробки. Даже тормоза украдены.В таком виде несколько лет назад Хайнов забрал машину у Парфенова. В таком виде в настоящее время она ожидает восстановления.