Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Первое положение о станциях скорой медицинской помощи




Первое официальное «Положение о станциях скорой медицинской помощи» было утверждено Наркомздравом в 1927 году
В 1919 году на базе Шереметьевской больницы была открыта Станция скорой медицинской помощи, которая в дальнейшем была преобразована в Московский научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Доктор По-морцов (автор первого русского санитарного автомобиля  городской кареты скорой помощи образца 1912 года) стал первым заведующим станцией. Станция обосновалась в левом крыле Шереметьевской больницы, где для новой службы выделили три комнаты и два телефона. Автопарк пополнили переделанными по довоенным чертежам двумя трофейными автомобилями. Первый выезд состоялся 15 октября 1919 года именно этот день считается днем рождения московской Станции скорой помощи.

 


Гараж располагался на Миусской площади, что затрудняло работу: машина сначала забирала дежурного врача с Сухаревской площади, и только потом двигалась к больному. Позднее под гараж был переоборудован дровяной сарай на территории больницы.В первые послереволюционные годы врачи «скорой», как и до революции, оказывали помощь пострадавшим и тяжелобольным только в общественных местах, на улицах, предприятиях и в учреждениях. Бригада врачей была оснащена двумя ящиками: хирургическим (набор хирургических инструментов и перевязочный материал) и терапевтическим (лекарственные препараты).

В 1920 году, после того как В. П. Поморцов из-за болезни оставил службу, Станция стала работать на правах отделения больницы.В конце 1922 года руководство московского здравоохранения предложило возглавить Станцию скорой медицинской помощи доктору А. С. Пучкову, который проявил себя незаурядным организатором Горэвакопункта во время эпидемии сыпного тифа в годы Гражданской войны.В начале 1921 года специально для перевозки инфекционных больных с фронта отозвали несколько военных санитарных машин, поступивших в распоряжение эпидемиологического стационара — так называемого Центропункта. В 1922 году Цен-тропункт влился в московскую Станцию скорой медицинской помощи. Под руководством А. С. Пучкова Станция скорой помощи постоянно развивалась. Практически заново были определены должностные обязанности персонала, разработаны схемы организации и контроля работы бригад, оптимизирована связь. Наибольшую проблему по-прежнему представляла комплектация гаража Станции санитарным транспортом. Своих автомобилей наша промышленность еще не производила, закупать их за рубежом было дорого.

В апреле 1923 года московская «скорая» располагала пятнадцатью изрядно изношенными машинами девяти марок: Адлер, Вок-схолл, Джеффри, Кадиллак, Минерва, Мерседес, Опель, Паккард, Пежо. В 1925 году для скорой помощи было закуплено 5 санитарных автомобилей Мерседес 15/70/100 PS, позднее получивших наименование Тур 400, через год еще несколько, а затем санитарные машины Рено и Фиат. В 1925-29 годах на Станции круглосуточно дежурило 2-3 автомобиля. В среднем каждый из них совершал по 3,5-4 тысячи выездов за год.Постепенно работа Скорой помощи налаживалась, причем не только в столице, но и в регионах. Если в 1934 году в областных центрах СССР насчитывалось 172 станции, из которых лишь 84 имели санитарные автомобили (136 штук), а остальные довольствовались гужевым транспортом, то к 1939 году число станций выросло до 989, а санитарных автомобилей насчитывалось уже 1967 штук. Массовой автомобилизации Службы скорой помощи способствовало развитие отечественной автомобильной промышленности. Однако нельзя сказать, что появление отечественных машин решило все транспортные проблемы медицины. СССР взял курс на индустриализацию, началась эпоха великих строек, требовавших в первую очередь грузовиков. В грузовых автомобилях нуждалась и Красная Армия. В условиях дефицита ресурсов новая отрасль не могла себе позволить «разбрасываться», создавая множество базовых платформ, поэтому вплоть до второй половины 30-х все силы были брошены на разработку и производство грузовых шасси. Именно их приходилось использовать для создания санитарных автомобилей.

Уже в 1925 году на шасси первого отечественного серийного грузовика АМО-Ф-15 была изготовлена экспериментальная «санитарная карета». В 30-х годах основным базовым шасси для производства «санитарок» стала горьковская полуторка, ГАЗ-АА. Удачная попытка модернизировать «грузовое» шасси и создать для него специализированный санитарный кузов была предпринята еще в период сборки Форд-АА на Первом автосборочном заводе в Нижнем Новгороде и в Москве на заводе КИМ. Разработкой санитарной машины занялась автобаза Мосгорздравотдела. Специализированный кузов для транспортировки больных решили скопировать с «мерседесовского». Деревянный каркас, для постройки которого использовались отходы самолетного производства, обшивался металлическими листами. В санитарном автомобиле предполагалось перевозить четырех больных на носилках, что было более уместно при эвакуации раненых, чем для выездов по городским вызовам, однако стратегические интересы отечества ставились выше. Первый санитарный автомобиль на шасси Форд-АА был построен автобазой Мосздравотдела в августе 1932 года. Директор автобазы П.Н.Родионов, не имея серьезной производственной базы и сырья, сумел организовать выпуск санитарных кузовов не только для Москвы, но и для городов Урала, Сибири и Средней Азии.

Впоследствии Наркомздрав СССР разработал тактико-технические требования к санитарным автомобилям. Базовым шасси, пригодным для переоборудования под нужды скорой помощи, в 30-х годах стала полуторка ГАЗ-АА. «Санитарки» на базе ГАЗ-АА выпускались кузовными мастерскими во многих городах Советского Союза (Ленинград, Киев, Казань и др.). Промышленное производство подобных машин было налажено в автобусном цехе автозавода им. Молотова (бывший Первый автосборочный завод и будущий Горьковский автобусный завод). Именно этот санитарный автомобиль, получивший обозначение ГАЗ-55, в предвоенные годы стал основным «линейным» транспортом Станций скорой медицинской помощи всей страны.