Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Путешествие длиной 16 500 км из Мельбурна в Москву




По удачному стечению обстоятельств, осенняя «Олдтаймер галерея» стала финальным аккордом одного крайне необычного мероприятия. Буквально накануне её открытия в Москве, на Васильевском спуске у стен Кремля, завершилось путешествие австралийца Константина Мэндиласа. Мало того, что путь длиной 16 500 км из Мельбурна в Москву он преодолел в одиночку, так ещё и выбор транспортного средства заставляет застыть в изумлении: Константин ехал на Ford Т выпуска 1913 года! Естественно, мы не могли пройти мимо такого события.

RW: Константин, начнём с главного: что заставило мужчину в самом расцвете лет совершить столь необычный поступок? Трудно поверить, что это было спонтанное решение.

Действительно, это не экспромт. Для меня привычно быть в движении: это связано и с работой и просто с любовью к поездкам. Года два назад я стал задумываться о серьёзном путешествии, и 2012 год показался мне удобной датой по разным причинам. Столетием ранее произошли два события, всколыхнувшие автомобильный мир: в январе 1912 года русские гонщики Андрей Платонович Нагель и Вадим Александрович Михайлов на автомобиле «Руссо-Балт» С24/30 отправились из Санкт-Петербурга в Монако, преодолев 3257 км за восемь дней. А весной того же года австралийский путешественник Фрэнсис Эдвин Бёртлз в паре с механиком Сидом Фергюсоном впервые пересекли австралийский континент на автомобиле в направлении с запада на восток.

Для русских гонка была на результат, они ехали на новом автомобиле по занесённым снегом, но всё же европейским дорогам с максимально возможной скоростью и в итоге получили первые призы за дальность маршрута и выносливость. Австралийцам же достался двухместный автомобиль Brush (эта детройтская марка просуществовала с 1907 по 1913 год) с одноцилиндровым двигателем мощностью всего 10 л.с., с рамой, мостами и колёсными дисками, изготовленными из дуба и древесины гикори (разновидность ореха). Машины Brush предполагалось импортировать, и пробег должен был доказать пригодность марки для местных условий. Австралийцы ехали через безлюдную пустынную территорию, лишённую дорог и ориентиров. Главным было просто добраться. И несмотря на массу проблем, Бёртлз и Фергюсон добрались до финиша через 28 дней пути. А ещё 10 октября этого года исполняется 70 лет установлению дипломатических отношений между Австралией и СССР. Так что своим путешествием я решил напомнить людям об этих славных датах.

ПРОБЛЕМА ВЫБОРА

RW: А почему Вы выбрали именно Ford Т среди тысяч других машин?

КМ: Мне хотелось не просто съездить в Москву, а, по возможности, окунуться в ту же атмосферу, что окружала шофёра ровно сто лет назад. Именно поэтому был выбран тип автомобиля, наиболее близко стоящий по году выпуска к отмечаемым датам. Кроме того, Ford Т достаточно прост в обслуживании и ремонте. Генри Форд конструировал свой автомобиль, исходя из условий тогдашней американской жизни без асфальта, автосервисов и многого чего ещё. Я пытался найти машину в аутентичном состоянии в Австралии, но мне это не удалось. Всё-таки век - слишком большой срок, и многие детали на осмотренных мной автомобилях оказались заменены на поздние, перемешаны запчасти разных годов выпуска. Подходящий экземпляр нашёлся только в Штатах. Этот Ford Т 1913 года с кузовом дубль-фаэтон никогда не переделывался, даже деревянный каркас кузова у него сохранился оригинальный! За полгода до старта я перевёз его в Австралию, и мы начали привыкать друг к другу.

RW: А другие старинные автомобили попадали к Вам в руки? КМ: Перед «фордом» у меня был FIAT 501 выпуска 1924 года с кузовом австралийской компании Holden. В те времена налог на импорт шасси автомобилей был значительно ниже, чем на готовые машины. И этим пользовались многие местные автопроизводители. FIAT был интересной машиной, но «отношения» с ним у меня не сложились. Знаете, как бывает, - всё время что-то отказывает, ломается по мелочам. Такое впечатление, что автомобиль просто не хочет ехать! В конце концов пришлось его продать. Может, новому владельцу повезёт больше. А ещё я путешествовал на «Москвиче-407». Купил его на Украине, в Харькове, и поехал по Южной Европе через Болгарию и Румынию на греческий остров Корфу. Но это было приключение, не требовавшее столь тщательной подготовки.

ЛУЧШЕ, ЧЕМ БЫЛО

RW: Означала ли подготовка к путешествию некоторое усовершенствование машины?

КМ: Только в пределах опций, предоставлявшихся заказчику сто лет назад. «Жестяная Лиззи» была выпущена в таком количестве экземпляров, что найти запчасти не проблема. Несколько фирм до сих пор выпускают наиболее востребованные комплектующие. Начал я с того, что полностью перебрал двигатель, заменив некоторые детали. Пришлось добавить трубку на левую сторону картера двигателя, улучшающую циркуляцию масла. Трущиеся детали двигателя Ford Т смазываются разбрызгиванием масла в поддоне от вращения массивного маховика. Но на затяжных подъёмах, когда машина долго едет с «задранным носом», всё масло постепенно стекает к задней части поддона, что может привести к разрушению переднего подшипника коленвала. И тогда в качестве дополнительной услуги покупателям машины предложили простейшую доработку - трубку, установленную под углом к оси двигателя, по которой масло возвращалось в переднюю часть поддона картера.

Ещё одно важное дополнение тоже связано с горами. Барабан центрального тормоза находится прямо в коробке передач. При неправильной эксплуатации его можно вывести из строя и оказаться вообще без возможности снизить скорость. Поэтому на задние колёса предлагалось установить дополнительные тормоза с ручным приводом Rocky Mountain. Я тоже посчитал их необходимыми, и не только для путешествия, но и в повседневной жизни. А ещё три педали на полу расположены слишком близко друг к другу. Первоначально задний ход включался рычагом, но потом конструкторы перенесли управление им на педаль, которую втиснули в свободное место между двумя другими. Поначалу я пытался нажимать на неё ребром стопы, как каратист, но мне это надоело: пришлось купить специальную надставку. Теперь можно было спокойно ездить без риска нажать на всё сразу! Американский радиатор с трубками круглого сечения я заменил на австралийский аналог с трубками прямоугольного сечения.

Единственной крупной деталью, изготовленной заново, стал тент, сшитый по образцу истрёпанного оригинала. Можно было бы заказать ещё и более прочные колёса с металлическими ободами и спицами мотоциклетного типа, но не сложилось! Хотя всегда надо знать меру. Вес багажа мне удалось удержать в пределах 150 кг, включая набор необходимого инструмента и четыре запасных покрышки. На ранних моделях Ford Т резина не была взаимозаменяемой! Передние шины были на дюйм больше по посадочному диаметру, но на полдюйма уже. Ступицы передних и задних колёс по конструкции тоже отличалась. Только с началом конвейерной сборки фордовские инженеры пришли к здравой идее стандартизации всех колёс. Мне же пришлось взять с собой оба типа покрышек.

СВОИМ ПУТЁМ

RW: А как прокладывалась трасса путешествия?

КМ: Маршрут специально выбирался максимальной сложности. Прежде всего, он должен был соответствовать духу эпохи автоприключений, которую фактически создали Бёртлз и Нагель. Даже по сегодняшним меркам их достижения грандиозны! Конечно, можно было бы проехать по Австралии до ближайшего порта, загрузить автомобиль в контейнер и отправить его, допустим, во Францию. Затем прилететь туда на самолёте, сесть за руль и приехать в Россию по прекрасным шоссе. Если
бы я после этого заявил, что приехал в Москву из Мельбурна, то на богатом историческом фоне это выглядело бы просто смешно. Нет, мне хотелось сделать всё по-настоящему. Насколько мне известно, ещё никто не предпринимал попыток за одно путешествие пересечь несколько континентов, в том числе и Африку, на автомобиле, выпущенном до Первой мировой войны!

После того, как я наметил, через какие страны мне придётся проехать, начался процесс оформления виз и других документов. Пришлось сделать целую кучу прививок от экзотических болезней. И вот всё улажено, можно начинать! Старт был приурочен к крупнейшей австралийской выставке старинных и классических автомобилей «Мотоклассика».
Итак, я отправился в долгое путешествие от стен Королевского выставочного центра в Мельбурне в дождливый день 21 октября 2011 года. Как говорят в России, «дождь в дорогу - хорошая примета». В моём случае эта поговорка полностью оправдалась.

Про путь из Мельбурна в Перт протяжённостью 3550 км и сказать-то особо нечего. Прекрасные хайвеи, один из которых даже попал в «Книгу рекордов Гиннесса» как самый длинный в мире абсолютно прямой участок шоссе почти в 150 км. Единственным условным препятствием можно считать таможенный и санитарный контроль между австралийскими штатами - досмотр машин проходит довольно тщательно. В Перте я загнал машину в контейнер, который загрузили на корабль, отправлявшийся в Африку. Через месяц мы воссоединились, и путешествие продолжилось на новом континенте. RW: Через месяц?! Контейнеровозы считаются одними из самых быстроходных коммерческих судов, почему так долго?

КМ: Да, это так, но корабль отправился не в ЮАР, а для начала в Сингапур, потом куда-то ещё. Современная логистика - целая наука по оптимальному перемещению грузов! Только в начале декабря мне удалось двинуться из южноафриканского Дурбана в сторону границы с Республикой Мозамбик. Военные столкновения между этими странами остались в прошлом, сейчас многие жители ЮАР выезжают в соседнее государство на выходные. До этого я успел побывать примерно в тридцати странах мира на разных континентах, но в Африке оказался впервые!

НАЗАД ДОРОГИ НЕТ

Когда я ознакомил своих новых южноафриканских друзей с планом моего движения в сторону экватора, многие посчитали его чересчур оптимистичным. По их словам, дороги в нормальном понимании от Кози-Бей до Понте-де-Оро не существует: вся местность покрыта песчаными дюнами. Решив не отказываться от первоначального решения, я всё же двинулся в путь. Накануне пересечения мной границы сутки шёл тропический ливень. Это сильно помогло: мелкий песок вобрал в себя влагу и стал плотным. В противном случае узкие колёса моего Ford Т постоянно зарывались бы! Я застрял на этом участке всего лишь раз, когда съехал с укатанной части дороги на рыхлую обочину. Ford немедленно увяз. Чтобы выбраться на дорогу, потребовалась посторонняя помощь. Погода постепенно налаживалась, но меня это совершенно не радовало. Чем ярче светило солнце, тем быстрее просыхал под колёсами песок. На последние 100 км пути до столицы Мозамбика - Мапуту - ушло более десяти часов. Даже мои попутчики, путешествовавшие на Toyota Land Cruiser, ехали по той же дороге более трёх часов! При температуре воздуха 35°С белый тонкий песок, лежащий повсюду толстым слоем, окончательно высох. На некоторые холмы мой Ford не мог даже взобраться - помогли голландцы, догнавшие меня на Mitsubishi Outlander. Но и с их помощью не всё удавалось с первого раза! Наша сцепка с трудом трогалась с места и добиралась к вершине очередного холма лишь после нескольких попыток. При этом мотор моей машины работал, колёса крутились - я вовсе не был балластом на верёвке. Преодолев со мной самый сложный участок, голландцы ещё 10 км эскортировали меня до основной дороги.

Оценивая сейчас этот участок пути, могу сказать, что он был самой большой ошибкой за всё время моего путешествия. Я не послушал советов людей, направлявших меня на более ухоженный путь. Да и выехав за границу ЮАР, я уже не мог повернуть обратно, поскольку для повторного въезда в Мозамбик потребовалась бы новая виза, за которой пришлось бы вернуться в Австралию. В итоге я вынужден был ехать по совершенно диким местам, где никто не живёт. На пути мне не раз попадались брошенные машины, вырванные из подвески пружины, другие детали. Случись чего - звонить некуда, никакой автомеханик на помощь не придёт! Не хотелось бы остаться в такой глуши на ночь. С другой стороны, многие незнакомые попутчики старались мне помочь. Вообще, я был сильно удивлён, увидев, сколько людей путешествует по Африке на автомобилях, мотоциклах и даже велосипедах! Если хотите настоящих приключений, вам обязательно надо туда попасть.

ОДИН, СОВСЕМ один?

RW: Насколько опасно путешествовать по Африке в одиночку? КМ: Жизнь опасна повсюду: чтобы убедиться в этом, можно в Мельбурне посмотреть по телевизору криминальные новости! Но дикая Африка быстро разрушает машину. На мозамбикских «дорогах» балка заднего моста билась о рессоры с такой силой, что на чулках полуосей образовались плоские участки. Один лист треснул, и машина немного скособочилась налево. А однажды я потерял аккумулятор! Включаю магнето после небольшой остановки, а в ответ вместо характерного жужжания - тишина. Полез посмотреть: оказалось, от тряски аккумулятор вылетел из креплений и остался где-то позади, на дороге. Двигатель уже успел остыть, потом минут пятнадцать ручку накручивал, пытаясь его оживить. А аккумулятор пришлось новый покупать. Ну и африканскую «специфику» конечно, надо учитывать. Например, в Малави не было бензина. Во всей стране! Кризис. Я там подвёз местного полицейского, вооружённого автоматической винтовкой, а то шёл бы он на задание пешком! У спекулянтов бензин, естественно, продавался, но втридорога. Зато шоссе там хорошие - по ним мало кто ездит.

Кроме того, дороги пересекают обширные территории национальных парков. Я иногда был готов Бога молить: «Пожалуйста, не надо никаких слонов и львов!» Так я их ни разу и не видел. Правда, различные варианты на всякий случай продумывал. Допустим, от слона и бегемота можно было бы укрыться под машиной, но вот голодный лев меня бы с лёгкостью оттуда достал. Оружия у меня не было, не монтировкой же от него отбиваться! На этот случай я держал под рукой канистру с бензином. Придумал так: быстро открою крышку, разолью бензин...

RW: Да!!! И сожгу их всех!

КМ: Нет, конечно! Разлил бы бензин на себя и вокруг - полагаю, львам не понравился бы резкий запах. По счастью, испытать «химическое оружие» в деле не случилось. Кстати, у Бёртлза был похожий эпизод во время путешествия через Бенгалию в 1927 году. Чтобы отпугнуть тигров, которых в те времена в саванне было гораздо больше, чем сейчас, он разбросал вокруг палатки липкие ленты от мух. По его мнению хищным, но осторожным кошкам не понравилось бы, когда что-то липнет к их лапам, шуршит и странно пахнет. Идея оказалась успешной: ночью вокруг палатки действительно кто-то бродил, но путешественников не тронул.

Впрочем, случались и обратные ситуации - меня тоже боялись! Не раз мой приезд в деревню приводил к тому, что с местного рынка тут же разбегались женщины и дети. Взрослые мужчины, не теряя достоинства, тоже отступали на несколько шагов назад. Не знаю, может быть, в их представлении так должно выглядеть явление дьявола. Мало ли кто может ездить на этом? К автомобилям-то они уже привыкли, а вот вид моего столетнего «фордика» приводил их в недоумение. Кстати, похожие сцены проиллюстрированы рисунками в книге Андрея Нагеля, посвящённой путешествию по Северной Африке в 1913 году. Сто лет прошло, а местные всё так же разбегаются... Африканцы неоднократно задавали вопрос, указывая на мою машину: «Это что, мотоцикл или автомобиль?» А какой-то парень на заправке в Мозамбике решил, что я из съёмочной команды Top Gear телеканала ВВС. Но в целом отношение ко мне людей было приветливым.

НОРМАЛЬНЫЕ ГЕРОИ ВСЕГДА ИДУТ В ОБХОД!

Африканский участок пути протяжённостью 8550 км заканчивался в Судане. Жара стояла неимоверная. В один из дней, проехав за раз 450 км, я выпил 11 литров воды! Некоторое облегчение наступало, лишь когда ветер поднимал в воздух тучи песка, струившегося по шоссе, словно позёмка. Пыль и песок в воздухе препятствовали прогреву земли солнечными лучами, и температура несколько снижалась. Серьёзных технических проблем на этом участке пути с машиной не возникало, зато появились политические. Согласно первоначальному плану, мой маршрут должен был пройти через страны Ближнего Востока. Однако пока я туда ехал, в Сирии началась гражданская война. Только меня там верхом на «форде» не хватало! Поэтому ещё за пару недель до прибытия в Хартум, в начале мая, я стал отправлять с дороги электронные письма разным чиновникам в Саудовской Аравии, чтобы получить транзитную визу. Часть из них вовсе осталась без ответа, на другие пришли отписки с кучей разноплановых вопросов. Процесс дистанционного общения затянулся. Это было странно, так как одновременно со мной другие люди, путешествовавшие на «нормальных» автомобилях, беспрепятственно получали необходимые документы. Весь этот период мой Ford Т ждал своей судьбы, стоя под палящим солнцем при температуре воздуха, зашкаливавшей за 45 °С. Деревянные детали пересохли настолько, что стали покрываться сетью трещин. Особенно я опасался за спицы колёс, поэтому каждое утро начиналось с процедуры их полива из ведра водой. К тому времени моя суданская виза уже кончилась, но власти этой страны вошли в моё положение.

Один из высших полицейских чинов в ранге генерала дважды продлевал мне визу своим личным распоряжением, хотя это не вполне согласуется с местным законодательством. В конце концов бесконечная «арабская вязь» саудовской бюрократии мне надоела. Стало понятно, что проехать мне не дадут, и пришлось принимать решение о новом маршруте - через Иран. Мой Ford Т снова загрузили в контейнере на корабль, который на сей раз отправлялся вокруг Аравийского полуострова. По доброй традиции мореплавателей самый короткий путь в Иран лежал... через Китай, куда моя машина съездила просто так, «на экскурсию», потеряв ещё две недели. А я пока занимался улаживанием визовых вопросов в Иране. К слову, это заняло совсем не много времени. Российский посол в Австралии Владимир Морозов, бывший в курсе моей истории с путешествием, связался со своим коллегой в Иране Леваном Джагаряном, и в итоге въездную визу в Россию мне выдали в течение получаса. Наконец 3 июля 2012 года контейнеровоз с моей машиной прибыл в порт Бендер-Аббас в Персидском заливе. Можно было ехать дальше.

ТЕЛЕМОСТ ИРАН-США

RW: И как к Вашему появлению отнеслись в Иране?

КМ: Гостеприимно!

RW: Да? А нам тут про религиозных фанатиков рассказывают. КМ: Ничего подобного. Очень общительные, открытые люди, многие знают английский. Правда, в Сирджане один иранский водитель засмотрелся на меня и зацепил другую машину, а на горном серпантине человек за рулём древней Toyota Land Cruiser так старался подобраться ко мне поближе, чтобы сфотографировать на мобильный телефон, что чуть не спихнул с дороги!

Навёрстывая задержку в Судане, я гнал с максимально возможной скоростью. Корректор зажигания, видимо, механически износился, и мне всё никак не удавалось правильно выставить опережение. Двигатель постоянно перегревался, пока однажды совсем не встал, окутавшись облаком пара. Тогда один водитель грузовика отбуксировал меня обратно в священный для мусуль-ман-шиитов город Кум, который я только что миновал. Аллах там послал мне толкового автомеханика, взявшегося за ремонт. «Вскрытие» показало, что из-за перегрева деформировалась алюминиевая головка блока цилиндров и выбило прокладку. Поскольку необходимого фрезерного станка под рукой не оказалось, отправились в другую мастерскую, где провели необходимые операции по шлифовке. Попутно я связывался через интернет с американским сайтом любителей Ford Т. В частности, из-за океана отвергли идею иранского коллеги использовать силиконовый герметик при установке новой прокладки: в менее термонагруженных местах он бы подошёл, но не здесь. Вариант, предложенный на замену, сильно удивил меня и моего нового иранского приятеля: вместо герметика нам посоветовали использовать эмаль-серебрянку из аэрозольного баллончика! (В принципе, бронзовая или медная были бы ещё лучше, но их не нашлось.) Эта идея полностью оправдалась и проблем дальше не возникло. Официальные власти также были настроены вполне дружелюбно: при выезде из Ирана на территорию Армении я просто отдал документы пограничникам, и они всё оформили сами. Путь через Армению и Грузию не принёс неожиданностей. Горные пейзажи очень красивы, а однажды, поднимаясь по серпантину Военно-Грузинской дороги, я попал прямо в облака, окутывавшие скалы. 26 августа я пересёк последнюю границу и въехал в Россию. И несмотря на то, что до Москвы оставался приличный отрезок пути, внутренне я уже был уверен, что доеду.

ФИНИШНАЯ ПРЯМАЯ

RW: Приходилось бывать у нас раньше?

Неоднократно. Первый раз я оказался в России в 1993 году, когда страна пребывала в хаосе после крушения Советского Союза. Сказать по правде, не лучшее время для туризма. Бывал и потом, и не только в России: я посетил 11 из 15 бывших союзных республик. А во время нынешней поездки меня повсюду ждал великолепный приём! Люди проявляли настолько высокий интерес, что в Кабардино-Балкарии в течение 15 минут среди зрителей, смотревших больше на Ford, чем на дорогу, произошло два столкновения. Зато сам я за всю долгую дорогу ни разу не попадал в аварии, даже ни одной покрышки не пробил! Правда, полностью сточил два комплекта резины. Странно, но быстрее изнашивалась передняя пара шин, хотя должно было быть наоборот. Возможно, это связано с не вполне правильной регулировкой установки колёс на переднем мосту моего «форда».

Во Владикавказе мне даже выделили автомобиль сопровождения ГАИ, в Пятигорске бесплатно накормили обедом из блюд местной кухни, а в Ростове менеджер отеля заправил мою машину на собственные деньги и отказался от моих попыток возместить затраты. В общем, я в полной мере испытал на себе гостеприимство! В Ростове, Воронеже, Черткове меня встречали члены местных автоклубов, которых заранее предупредил о моём пробеге мой друг Михаил Готесман из Тулы. 8 сентября я заехал в гости и к нему. Михаил - тоже владелец Ford Т, и нам было о чём поговорить. Наконец, утром 16 сентября я въехал на Васильевский спуск - финальную точку моего пути к стенам Кремля, где меня встречали Лев Железняков и его коллеги из Музея индустриальной культуры.

Первоначально я планировал прибыть в Москву 16 июня - в дату первого контакта между подданными Российской империи и Австралии, когда шлюп «Нева» зашёл в Порт-Джексон, как тогда назывался Сидней, по пути в российские североамериканские колонии. Но путешествие затянулось, и я опоздал ровно на два месяца. Зато попал на крупнейшую в России выставку старинных автомобилей, что тоже символично, если вернуться к моему старту из Австралии. В общем, я вспоминаю это своё путешествие с удовольствием. Ведь самому большому риску в нём подвергались не машина и моё здоровье, а моя репутация. Представляете, если б я вернулся домой с половины пути? Тотчас нашлись бы тысячи скептиков, указывающих на меня пальцами: «Посмотрите на этого кретина, мы же ему говорили, что это невозможно!» Но вот вся дорога уже позади, я достиг, чего хотел, и стал ещё на шаг ближе к своим кумирам. Пора задумываться о новых приключениях!