Карта сайта
Limuzeen.ru - полный каталог лимузинов, технические характеристики и фото лимузинов.

Триумфальный дебют «Охты» в Женеве




Сегодня знатоки автомобилестроения охарактеризовали бы «Охту» как компактный минивэн. А в 1986 году, когда началась работа над проектом, в Советском Союзе и слова-то такого не знали, пользовались неуклюжей аббревиатурой
«УПВ» универсал повышенной вместимости. Такая формулировка была абсолютно справедлива для первых западных минивэнов, например Plymouth Voyager или Renault Espace I, представлявших собой скорее небольшой, склонный к однообъ-емности микроавтобус, нежели легковой автомобиль, но ни в коем случае не для изящной «Охты».

Идею сконструировать машину, которая внутри была бы больше, чем снаружи, тоже нельзя назвать новаторской  достаточно вспомнить шестиместный Fiat 600 Multipla, появившийся в 1956 году. Близкими к «Охте» по типажу концептами можно считать НАМИ-013 Юрия Долматовского (1951 год) и Selene Луиджи Сегре (1959 год). И даже идея трансформируемого салона была не нова  ее успели опробовать не только западные компоновщики, но и то-льяттинские конструкторы: созданный ими в первой половине 80-х годов концепт-кар «Х-1» (правда, дело ограничилось изготовлением макетов) предполагал возможность быстрого изменения положения сидений. Может быть, ленинградские конструкторы «изобрели велосипед»? Ни в коем случае!Во-первых, дорога ложка к обеду. Искусство конструктора заключается не только в способности создать что-либо принципиально новое, но и в умении оценить степень актуальности той или иной идеи. То, что еще вчера казалось никому не нужным техническим и эстетическим пижонством, завтра может морально устареть, поэтому важно успеть «сегодня». «Охта», безусловно, отвечала этому требованию: она опережала время ровно настолько, чтобы дать технологам и потребителям возможность опомниться и перевести дыхание. Во-вторых, воплощенные в «Охте» идеи и технические решения существовали и раньше, но по отдельности, в виде разрозненных инноваций, применяемых в автомобилях разных типов и классов. Свести их воедино  означало создать машину нового поколения.

И, наконец, в-третьих: едва ли не главным в «Охте» были «точечные» решения  отдельные детали, узлы, методики. Заглядывая в будущее, Хайнов и Парфенов стремились понять не столько «для чего» будет использоваться автомобиль, сколько «как» и «из чего» он будет строиться.Неожиданный успех.О том, как концепт-кар встретили специалисты и публика, Геннадий Хайнов вспоминает с законной гордостью:«Примерно через 14 месяцев с начала работ, в мае 1987 года, мы впервые выкатили «Охту» во двор. Когда мы катались по городу  это был эффект НЛО! Стоило остановиться, собиралась толпа. На дорогах выстраивалась колонна сопровождения из любопытных.И вот мы приехали в НАМИ. Припарковались на площади перед главным входом. Через полчаса весь институт бросил работу и столпился вокруг «Охты». Никто, конечно, не ожидал такого... Думали, все закончится оглушительным провалом. Но даже те люди, что смеялись нам в лицо, подходили и поздравляли.

Горбачев увидел машину. Он не технарь, но, мне кажется, чтобы увидеть фальшь, помпезную «пыль в глаза» на пустом месте, не обязательно иметь техническое образование. Так вот, Михаил Сергеевич сумел понять, что все серьезно. А еще накануне мы знали о том, что специальное экспертное совещание признало, что мы вполне справились с задачей и справились выше ожиданий, о чем генсеку, разумеется, успели доложить. Я поговорил с Горбачевым, уверил его, что мы полны сил и энергии работать дальше, прокатил его на «Охте» вокруг клумбы (охранник все время шел рядом). Михаил Сергеевич, не откладывая дело в долгий ящик, тут же распорядился привлечь нашу лабораторию уже к практической задаче. А директор НАМИ Кутенев предложил послать «Охту» на автосалон в Женеву». К Женеве «Охту» готовили в Финляндии. Она пообтерлась на испытаниях, поэтому ее перекрасили и перешили обивки сидений (во время испытаний на сиденьях стояли бочки с водой, изображавшие пассажиров, и сиденья потеряли товарный вид). Первоначально кузов «Охты» был окрашен в серо-коричневый металлик. И не потому, что так захотелось создателям, а просто это была единственная краска, которую удалось раздобыть. Интерьер был тоже бежево-коричневых оттенков, но цвета обивки подбирались под цвет кузова.В ходе финских «косметических процедур» автомобиль перекрасили в серый металлик, интерьер также перелицевали в благородные серые тона.На автосалон в Швейцарию «Охту» сопровождал Парфенов, а вместо Хаинова поехал штатный сотрудник НАМИ, некто Якобсон, без стеснения называвший себя одним из авторов машины. Впрочем, начало ведомственных интриг не слишком омрачило атмосферу праздника, тем более что в Женеве «Охту» приняли не просто благосклонно, а с несвойственными видавшим виды европейцам восторгами. Отзывы мировой прессы были на редкость позитивными.